Главная страница сайта бильярдной фабрики
				«Пирамида 26»
              Оптовикам                           О нас                           Прайс-лист                       Доставка и оплата                       Контакты              
Ваша корзина
Товаров: 0
Сумма: 0 руб.
Каталог


 
 

Николай Некрасов "Теория бильярдной игры" и новый поэт


     На днях вышла новая книга, под названием: "Теория бильярдной игры". (Руководство для желающих сделаться первоклассными игроками. С таблицею чертежей. СПб. 1847). Я читал ее, когда забежал ко мне Новый поэт... Он вырвал у меня книгу и сказал торжественно: "Знаешь ли ты, какую книгу держишь в руках?
           ли всю важность великих тайн, открываемых в ней?"
     - Не понимаю, - отвечал я. - Впрочем, кажется, она составлена недурно.
     - А чертежи?
     - Хороши.
     - И только?.. Ты не должен писать о ней!.. Мне, - воскликнул он вдохновенно, - мне надлежит объяснить миру сокрытые в ней тайны... Я один обладаю правом писать о такой книге... Рожденный в бильярдной, под бильярдом провел я нежнейшие годы моего детства... На бильярде оставил я всё свое состояние... Бильярд был моей школой, моей радостью и моим черным демоном... Вы, простые смертные, смотрите на бильярд как на доску, обитую зеленым сукном; для меня бильярд - целый мир, кипящий жизнию и страстями... И я знаю его судорожную жизнь, его страсти; как живые - передо мной ежеминутно его жертвы и его герои... да! знаешь ли ты, что такое бильярдные герои?..
     - Нет, не знаю...
     -Не знаешь?.. А я...
     И тут у него налились глаза кровью, и он начал декламировать:
     
     О вы, герои билиярда!
     Я славно знал когда-то вас
     И в исступлении азарта
     Спасал от голоду не раз.
     Мне ваших лиц зелено-бледных,
     Ни ваших вдохновенных штук,
     Ни сертуков богато-бедных,
     Жилетов пестрых, красных брюк,
     Волос ненатурально редких
     И рук художественно метких
     Забыть в сей жизни не дано,
     Затем что было суждено
     Мне много лет стезею вашей
     С кием в руке и с полной чашей
     Пройти...
     
     - Как, неужели ты был бильярдным шулером? - прервал я его с удивлением. Он обиделся...
     - За кого ты меня принимаешь? - сказал он. - Нет, я только знал всех лучших шулеров; они горды и осторожны, их сердца неприступны, но я был принят и обласкан ими как родной... Да то ли я еще знаю?..
     
     Я знал тех посетителей трактиров,
     Которым за стакан клико
     В разгаре грязных вакханалий
     Плескали в рожу... Глубоко
     Сначала чувство оскорблялось,
     Но постепенно примирялось
     И, примирилось наконец.
     Я стал такой же молодец,
     И пляска гаеров бесстыдных
     Под градом плоскостей обидных
     Меня смешила - и не раз
     В чаду вина, в припадке скуки
     Я унизительные муки
     И сам придумывал для вас -
     О вы, наследники прямые
     Шутов почтенной старины,
     Которых рожи расписные
     И прибаутки площадные
     Так были бешено смешны
     И без которых и доселе,
     В сей сильно просвещенный век,
     Не весел русский человек!..
     
      - Помилуй, - сказал я, выслушав импровизацию Нового поэта, - что с тобой сделалось? Ты на себя не похож... Стих твой был величествен, сам ты делил слова на "подлые" и "благородные" и избегал первых как огня... А теперь- "грязь", "рожа" ... Помилуй! я никак от тебя не ожидал такого превращения...
      - К черту щепетильность и чопорность! - отвечал поэт. - На днях я прочел Измайлова и - пусть извинят меня щепетильные уши - нашел, что если уж подражать, так подражать ему... Слова все хороши, если выражают мысль, и я еще не так тебя изумлю...
      - Чем же ты хочешь меня изумить?
      - А вот... чтоб показать тебе всю высокую важность книги, которую ты, профан, держишь в руках, я хочу представить тебе несколько поразительных картин. Вообрази себе русский трактир... Я на днях был в таком трактире. На лестнице нечистота; в первой комнате чад, духота; тут бегали половые с чайниками, сталкивались мещане в сибирках, проходившие в кухню закурить трубку, а на первом плане красовался чернобородый и тучный буфетчик.
      Среди гусей, окороков, индеек
     Он заседал, бородкой шевеля,
     И знали все: крал двадцать пять копеек
     Неотразимо с каждого рубля.
     Хозяин сам, копеечный купчишка,
     Облопавшись настойки и трески,
     Говаривал: "Ведь знаю, что воришка,
     Да дело, варвар, знает мастерски!"
     Поэт остановился, и пока он переводил дух, я думал о том, радуется ли тень Измайлова, слушая такие стихи?.. Поэт продолжал:
     - В остальных комнатах, как известно: гардины, в которых не только ночуют, но и вечно живут тучи, только не золотые, а серые, пасмурные, зловещие... столы, видно, очень хорошие, потому что покрыты, для сбережения, темноватой дерюгой, солонка, перечница, полоскательная чашка; на стенах картины, известно какие... Словом, всё как следует...
     
     Но хоть сия российская таверна
     Смотрела неприветно, даже скверно,
     А, видно, в ней дышалося легко...
     Сюда бежал подьячий необритый,
     Пропахнувший сивухой глубоко,
     Прожорливый и никогда не сытый...
     Сюда являлся господин в усах,
     С израненным, великолепным носом,
     В весьма широких плисовых штанах,
     В архалуке, подбитом мериносом,
     Обшитом бранденбурами.
     Кидал Сей господин с надменностью нелепой
     Взгляд на слугу презрительно-свирепый
     И "ну, болван, вчерашнюю!" кричал...
     Сюда являлся фокусник голодный,
     Родной земли цветущие поля
     Покинувший ............
     На срок прощался с матерью-старухой,
     С невестою сей тощий сын нужды,
     Но погасил российскою сивухой
     В груди давно немецкие мечты.
     (А в старину ему мечтались живо
     Объятия хорошенькой жены,
     Колпак, халат, душистый кнастер, пиво
     И прочие филистерские сны...)
     Смиренно век в трактирах доживая,
     Он в сертучишке нанковом ходил
     И, русский и родной язык ломая,
     Трактирную компанию смешил...
     Не оскорблялся он названьем цапли,
     И, если рюмку кто ему давал,
     Он, выпив содержимое до капли,
     С поклоном содержащее съедал...
     
     - Но к чему ж ведет такое длинное вступление? - спросил я, желая поскорей подвинуть дело к концу...
     - А вот к чему, - отвечал поэт. - Тут же, обыкновенно в стороне, есть комната грязная, запачканная, с скамейками по стенам, с четырьмя лампами или просто свечами над бильярдом. Тут-то настоящий вертеп... Стройно расставлены кии, орудие счастия для одних, для других орудие гибели... Черная доска испещрена цифрами и черточками, означающими куши и партии, и маркер крепко держит в руках два "куша", отданные ему недоверчивыми соперниками до решения боя... Кому достанутся куши?.. Вот соперники, один высок и бледен, другой мал ростом, но крепок и плотен; на лице его спокойная уверенность, тогда как высокий, видимо, борется с мучительным страхом... Зрители смотрят с напряженным вниманием, кий стучит, роковой желтый шар, покопченный для отличия от белых на свечке, бежит, прискакивая, ударяется в борт, опять бежит, сталкивается с красным шаром, снова бежит и падает, падает в среднюю лузу... Смертная бледность покрывает лицо высокого. - "Несчастный! отчего проиграл ты?.. Ты сделал красного, но собственный твой шар выскочил за борт, и соперник твой воспользовался плодами твоего удара... Потом ты сделал кикс... Потом подставил... Несчастный! знаешь ли ты, когда бьешь, куда пойдет и где остановится твой шар?.. Знаешь ли ты, как нужно бить, чтоб шар не выскакивал?.. А кикс?.. Ты поминутно мелишь свой кий, но не в недостатке мелу на кончике кия тайна твоего кикса - она в твоем невежестве!.. Но ты винишь счастье, надеешься, играешь и снова проигрываешь... Таким образом ты лишаешься всего..." Поэт перевел дух и продолжал:
     - Теперь, любезный друг, вообрази себе порядочный ресторан... Чистый буфет... освещенная газом бильярдная...
     И, описав ресторан, он принялся рисовать мне картину, подобную первой. Но я остановил его, уверив, что мне случалось видеть такие сцены...
     - Ну, так я заключу коротко, - сказал он. - Везде - и в мрачной бильярдной грязного трактира и в бильярдной великолепного ресторана - непонимание основных законов бильярдной игры ведет к проигрышу! Как бы умен ни был человек, какие бы старания ни прилагал он в игре и как бы гениальны ни были его бильярдные способности, - он не может сделаться первоклассным игроком при помощи одной сметливости и навыка. В бильярде, как и во всём, есть своя азбука, своя грамматика, которая должна быть положена в основание прочному знанию... Согласен?..
     - Совершенно.
     - Ну, так пойми же теперь всю важность книги, которую ты держишь в руках... Тысячи несчастных проигрывают и разоряются, а отчего? Не от недостатка ловкости, а оттого, что слишком полагаются на природные способности и пренебрегают теорией... Тут, как видишь, повторяется наша всегдашняя история.
     - Вишь куда метнул! Да ведь, кажется, у нас доныне не было и книги, из которой можно было бы научиться теории бильярдной игры?
     - Была когда-то, очень давно, да с тех пор в области бильярдной игры сделаны исполинские шаги вперед... Прочти новую "Теорию", - право, полюбишь бильярд.
     - Нет, ты лучше расскажи мне, в чем она заключается. И приятель мой как будто ждал такого вызова: с чрезвычайною подробностию начал он излагать мне содержание книги, читал из нее целые главы, превозносил ее похвалами и наконец воскликнул:
     - Я не встречал трактата об игре, который был бы составлен с большим искусством, тщательностию, обдуманностию…
     - И грамотностию, - прибавил я, совершенно убежденный выдержками, которые прочел мне Новый поэт, что книга написана прекрасным языком... Поэт ушел, взяв с меня слово представить на суд публики его мнение о новой "Теории бильярдной игры"... Когда он уходил, я сказал ему:
     - Скажи, пожалуйста, что с тобой сделалось? Я всё не могу прийти в себя от твоих сегодняшних стихов... Куда девались возвышенные чувства? где великие личности, которые избирал ты прежде в герои своих поэм?
     - Возвышенные чувства! великие личности! - отвечал он презрительно. - Недаром я ходил в старину в школу: я знаю, что на свете было много разнородных героев, знаю даже, как зовут некоторых из них и что они сделали... да только я-то живу в мире купеческих сынков, губернских и разных секретарей, бильярдных игроков, самолюбивых сочинителей и актеров, промышленников и спекуляторов, зубных врачей и мазуриков, -я сам и сочинитель и спекулятор и... (тут он запнулся)... Какое ж мне дело до великих личностей, до героев?.. Сказать ли правду, я даже перестал верить, что они существовали когда-нибудь... Чужды мне их нравы, взгляды и убеждения. Глух я на голос того чувства, которое вело их на опасность и явную смерть... Дико и недоверчиво отзываются в ушах моих слова негодования, лившиеся из уст их при виде нечестивого, впрочем обещающего прибыль дела, и вчуже протягивается рука моя к подкупающему золотому мешку, от которого с презрением отворачиваются они, нерасчетливые герои... Вчуже мурашки пробегают у меня по коже, когда говорят они правду, за которую может достаться, вместо лжи, которою можно выиграть... Какую пользу извлеку я из их примеров? Для чего стану передавать их деяния, никому не нужные?.. Я простился с ними и никогда к ним не возвращусь:
     
     Затем, что мне в трактире бьющий стекла
     Купеческий сынок в пятнадцать лет
     В сто тысяч раз важнее Фемистокла
     И всех его торжественных побед!..
     
     "Еще человек погиб",- подумал я...
 




© 2007-2016. ООО «Пирамида 26». Бильярдная фабрика «Пирамида 26». Бильярдный стол с доставкой по России. Купить бильярдный стол.


Инстраграм Бильярдной Фабрики Пирамида 26 Интернет-магазин бильярдной фабрики Пирамида 26 в Яндекс.Директ Бильярдная фабрика Пирамида 26 на Яндекс.Карты Rambler's Top100