Главная страница сайта бильярдной фабрики
				«Пирамида 26»
              Оптовикам                           О нас                           Прайс-лист                       Доставка и оплата                       Контакты              
Ваша корзина
Товаров: 0
Сумма: 0 руб.
Каталог


 
 

Сергей Горбовец
      Реванш

Ильяс - Азарт
     
     
      Ильяс, в бильярдном миру более известный под прозвищем "Азарт", открыл глаза, постепенно переходя от ночного небытия в реальную действительность. По отблескам света уличных фонарей на стене комнаты трудно было определить, что сейчас - утро или вечер. Судя по непрерывному шуму автомобилей, проникающему сквозь окна, было утро. Он неторопливо поднялся с постели. Несколькими гимнастическими упражнениями собрал себя по кускам. Тело, почувствовав присутствие на местах всех необходимых для дальнейшего существования органов, принялось за свою обычную работу. После контрастного душа и чашки крепкого кофе Ильяс полностью вернулся к жизни, но не настолько, чтобы сразу бросаться в омут дел.
      Собственно, не было ничего такого срочного, чтобы прямо сейчас бежать сломя голову. Третий день он сидел дома, даже не отвечая на телефонные звонки. Не было ни какого желания выслушивать советы и соболезнования друзей и знакомых, до которых, несомненно, уже дошел слух о его проигрыше. Сидя на кухне, он равнодушно смотрел через окно на оживленную улицу - самое подходящее занятие, для отсрочки решения неприятностей, авось волна невезения перекатится через тебя и рассыплется в брызги.
      Первый поток рабочего люда, упрямо трамбующегося в городской транспорт, уже ослабел. Теперь пошла вторая волна - работники учреждений, НИИ, банков. Казалось, что люди были одержимы одной единственной страстью - ни в коем случае не опоздать на работу. Ради этого они расплачивались пуговицами, испачканной обувью, сломанными зонтиками, нервами. У одного одержимого при штурме троллейбуса сбили с головы шляпу. Так он и уехал без шляпы, которая шмякнулась на мокрый асфальт и приклеилась к нему. Какой-то бомж поднял ее, повертел, насунул на голову поверх вязаной шапочки и, удовлетворенный неожиданным подарком, скрылся в ближайшем подъезде. Это так развеселило Ильяса, что ему даже захотелось позвонить кому-нибудь из друзей и пообщаться. Но, взглянув на телефон, он опять вернулся к своим мыслям. Кофе и выкуренные подряд три сигареты оставили после себя неприятную горечь во рту. На душе было гадко. Его депрессивное состояние полностью сочеталось с пасмурной погодой и мелким дождем, щедро поливающим одержимых.
      Настроение у него было испорчено так, словно все его жизненные планы, столь тщательно подготовленные и разработанные, полетели к чертям собачьим. Можно было бы накачаться спиртным. Бар у него в комнате никогда не пустовал. Бутылки со всевозможными напитками всегда были готовы гостеприимно встретить заглянувшего вовнутрь бара. Они заискивали перед желающими выпить, соблазнительно поблескивая под электрическим светом своими яркими этикетками и содержимым. Говорят, что после частого и регулярного сближения с ними легче пережить неприятности - все беды сразу отодвигаются на задний план и горизонт становится чистым и безоблачным.
      Но Азарт, хотя и не был законченным трезвенником, такой метод лечения психики и душевного расстройства категорически отвергал. Предпочитал выпить в веселой, свободной обстановке. Слишком хорошо он знал многих игроков, которые прикладывались к рюмке после игры и закончили тем, что стали прикладываться уже к горлышку, даже во время игры. Все они остались где-то там позади в винном тумане, откуда редко кто возвращается, а в памяти друзей стирались в пыль.
      Третий день уже, как он сидел дома, закрывшись на замок. Ильяс переживал свой недавний проигрыш. Мысль о том, что он попался, как карась на крючок, приводила его в угнетенное состояние. Ему стыдно было показаться в бильярдной. Но и сидеть взаперти уже не было сил. "Пора с этим кончать, - подумал он, - Чем раньше я покажусь на глаза приятелям, тем быстрее закончатся мои мучения и мое добровольное затворничество".
      В принципе Азарт был человеком общительным. Целый рой друзей и подруг окружали его. Поэтому трёхдневное заточение ему надоело уже до чёртиков.
      - Одиночество хорошая штука, - сказал он вслух, - но его нельзя принимать, как и алкоголь, лошадиными дозами. Итак, возрождаемся и возвращаемся на свет из тьмы гнетущей!
      Вернувшийся к нему назад его привычный оптимизм возбудил в нем аппетит. Не долго размышляя над выбором меню, Азарт достал из холодильника два яйца, молоко и масло. Поставил сковородку на огонь. Взбил яйца с молоком и вылил смесь на горячую сковородку. Та недовольно зашипела, но потом успокоилась и начала добросовестно выполнять свою работу. Он убавил газ под сковородкой и вновь окунулся в свои мысли, следя за омлетом.
     
      * * *
     
     
      Ильяс был наполовину чеченец. Когда-то его отец, родом из далекого кавказского аула, проходил срочную армейскую службу в этом городе. Тут он и познакомился с красивой украинкой, будущей матерью Ильяса. После его демобилизации они поженились. В армии отец получил специальность водителя-моториста и после короткой стажировки работал шофёром-дальнобойщиком. По рассказам матери, он был очень красивым и весёлым человеком. Всего три года полных любви и счастья было отведено им Богом. Когда Ильясу было два года, отец, возвращаясь из дальнего рейса домой, нелепо попал в автокатастрофу.
      Легковушка, резко выскочившая со второстепенной дороги на трассу, врезалась в борт груженного отцовского "МАЗа". Перевернувшись, она упала на обочину. Отец выскочил из машины и начал вытаскивать из покореженной легковушки плачущего мальчика. Оттащив его на безопасное расстояние, бросился назад спасать остальных. Водитель был жив и что-то бормотал заплетающимся языком. От него разило алкоголем. Отец начал вытаскивать женщину в полуобморочном состоянии. Оттащив её тоже на безопасное расстояние, он вернулся в третий раз за водителем. Но спасти его было уже не суждено - взорвался бензобак. Отец и водитель были доставлены в больницу с тяжёлыми ожогами. Через три дня оба, не приходя в сознание, скончались.
      Мать очень любила своего, как она называла отца, "отчаянного абрека". А бабушка, которая всегда огорчалась тем, что "...Бог не дал нам сыночка", только так его и называла. За его телом с Кавказа приехала многочисленная родня. Мать и бабушка категорически отказывались отдать тело отца для погребения на его родину. Понимая их состояние, родственники деликатно и упрямо настаивали на своём, ссылаясь на Коран, где сказано, что правоверный мусульманин должен быть предан земле там, где он родился и где погребены его предки. Второй, убедительной причиной явилось то, что в городе не было отдельного мусульманского кладбища, а по Адату, главному закону мусульман, тело правоверного не должно быть погребено на другом кладбище. После некоторого колебания мать и бабушка уступили их требованию. Некоторые отчаянные головы среди родственников пытались забрать ребенка, но тут уже на стороне матери и бабушки тяжёлой артиллерией выступил закон.
      Так они и остались жить втроём. Вся многочисленная родня по достоинству оценила их благородный поступок и, в конце концов, между ними установилась прочная родственная связь. Этому ещё способствовало и то, что мать оставила себе и сыну фамилию их рода Зангиев, а маленький Ильяс оказался прочным звеном в этой цепи, соединившим собой два народа.
      Раз в году, когда у матери был отпуск, а у Ильяса летние каникулы они ездили на Кавказ навестить родственников и посетить могилу отца. Задолго перед поездкой они втроём садились за стол и составляли полный список родственников. Затем тщательно несколько раз его проверяли, чтобы не дай Бог никого не забыть. Долго размышляли, кому и какой подарок покупать. Родственников было много, и все они были разбросаны по всей Чечне. Только благодаря тому, что их возили на машине от одной семьи к другой, они успевали всех навестить. Не побывать у кого-нибудь - расценивалась, как непростительная обида. С Кавказа они возвращались усталые, загруженные всевозможными сумками и баулами с гостинцами и снедью, и очень довольные тем, что свой долг выполнили и посетили всех, никого не забыв. Это уже превратилось в ритуал.
      В свою очередь родственники совершали к ним массовые наезды и тогда их просторное жильё превращалось в густо населённый табор. Многие из гостей с трудом говорили на русском языке, а украинского вообще не знали. С маленьким Ильясом они упорно разговаривали на чеченском языке и он, как и все дети, быстро усвоил разговорную речь и гордо разгуливал с ними по городу в качестве переводчика, тем более, что родственники часто покупали ему мороженое и всевозможные игрушки.
      После трагической гибели отца, у матери было несколько предложений выйти замуж, но она всем отказывала, понимая, что никто из них не заменит Ильюше, как она его называла на свой украинский манер, родного отца. В детском возрасте Ильяс не смог должным образом оценить её самопожертвование. Избалованный вниманием и заботой матери и бабушки он воспринимал всё, как само собой разумеющееся, как должное.
      Целые дни мать была занята на работе. Хотя они регулярно получали ощутимую помощь от дедушки Мусы и от других родственников, денег всегда катастрофически не хватало. Матери приходилось брать на дом дополнительную работу, и каждый вечер она допоздна просиживала за кульманом. Воспитанием маленького Ильяса полностью занималась бабушка.
      Ещё в своём далёком детстве бабушка воспитывалась гувернанткой, выписанной отцом, в то время известным адвокатом, из небольшого немецкого городка Кобленц. Фрау Шварц ни слова не понимала по-украински, и маленькой девочке непроизвольно пришлось выучить немецкий язык во всей его окраске хессенского диалекта. Это и определило её дальнейшую судьбу. Во время войны она была направлена на курсы военных переводчиков, затем на фронт. После окончания войны некоторое время служила переводчиком в комендатуре города Лейпциг. После полной демобилизации преподавала немецкий язык в школе. Теперь, уже пожилая женщина, она старательно и упорно обучала своего обожаемого внука премудростям, так близкого ей, немецкого языка. В своём старании она испытывала приятные воспоминания своего детства.
      Честно говоря, Ильяс не испытывал особого восторга от бабушкиного увлечения. Единственное, что его к этому привлекало - это то, что в своём заветном сундучке бабушка находила ещё те детские книги, по которым она сама начинала изучать язык. Слушая сказки, которые она ему читала, Ильяс начал постепенно понимать язык. Прошло пару лет, и он уже свободно в разговоре с бабушкой переходил на немецкий язык.
      Как-то раз они с приятелем заигрались в футбол и совсем забыли, что на следующий день у них контрольная работа по математике. Готовиться уже было поздно и приятель подал гениальную мысль, просто, не идти в школу. Ильясу понравилась его идея, и они утром решили отправиться в кино. На улице моросил мелкий дождь. Быстро добежав до ближайшего кинотеатра "Дружба" они взяли билеты. На последние деньги купили по две порции мороженого и удобно устроились в первых рядах кинозала. К их большому удивлению фильм демонстрировался на немецком языке. Приятель порывался уйти, но Ильяс уговорил его остаться. Денег на другой сеанс у них уже не было, а наслаждаться мороженым под дождём - удовольствия мало. Причина была убедительной и тот, после недолгих уговоров решил остаться.
      С первых же кадров фильма Ильяса поразило то, что он прекрасно понимал всё, о чём говорили с экрана. Ещё больше удивился приятель, которому Ильяс продемонстрировал почти синхронный перевод. После окончания фильма они вышли из кинотеатра и увидели, что, спасаясь от дождя, они перепутали сеанс. Вместо фильма "Дело Румянцева" они попали на сеанс, который демонстрировался в помощь тем, кто изучает иностранный язык. Возвратившись домой он рассказал об этом бабушке, при этом, конечно, скрыл, каким образом он туда попал. На следующий день, после уроков они с бабушкой отправились в кинотеатр. С тех пор они стали постоянными посетителями и даже выписали полностью расписание демонстрации фильмов на немецком языке.
     
      * * *
     
      Однажды зимой бабушка, возвращаясь из магазина, споткнулась в темном подъезде, не заметив под ногами ступеньку, и упала. Приговор врачей был безжалостным - перелом шейки бедра. Через две недели её жизнь медленно угасла. Ильяс очень переживал её кончину и на какое-то время замкнулся в себе так, что мать была вынуждена сводить его к врачу. После беседы с ним врач успокоил её тем, что это всё со временем пройдёт. Вскоре наступили летние каникулы и мать достала ему путёвку в пионерский лагерь. Там и произошло его первое знакомство с бильярдом.
      Чем привлёк его внимание этот убогий настольный бильярд с металлическими шарами - трудно сказать. Кий больше походил на держак от дворницкой метлы. Лузы были в полтора раза шире шаров. Даже бортовые шары можно было забивать свободно. И всё же Ильясу понравилась игра, и он стал большую часть времени проводить в бильярдной. Первое время он наблюдал за игрой со стороны, изучал ее правила. Постепенно, прислушиваясь к разговорам и выяснениям спорных вопросов, он начал понемногу в ней разбираться.
      Как-то раз отряд, в котором был Ильяс, пошёл в двухдневный поход в лес. В густом орешнике он присмотрел длинный прут, содрал с него кору. Затем хорошо просушил возле кухонной плиты. На кончик прута наклеил кожаный пятачок, вырезанный из старой обуви. Теперь это изделие уже можно было назвать кием. Судьба, судьба! Никому не дано знать, какая она кому уготована. Если бы у Ильяса ничего не получилось то, может быть, его детское увлечение на этом и закончилось. Но произошло невероятное. Он забил два шара подряд! Даже старшие мальчики посмотрели на него с уважением. Это и решило его жизненный путь, положив начало дальнейшей судьбе.
     
     
      * * *
     
      Вернувшись домой из пионерского лагеря, Ильяс на какое-то время совсем забыл о своём увлечении. Впрочем, он даже не знал о том, что существуют где-то бильярдные залы. В то время бильярд переживал тяжёлое время. Его официально не признавали ни за спорт, ни за игру и приравнивали к запрещённым азартным играм наряду с картами. Несмотря на это были страстные поклонники этой необыкновенной игры.
      Как-то на каникулах Ильяс возвращался из кино через парк и попал под дождь. Рядом стоял какой-то одноэтажный павильон, и мальчик вошёл туда, спасаясь от непогоды. Оказавшись внутри павильона, Ильяс остолбенел. Это была настоящая бильярдная с большими столами, с настоящими жёлтыми, номерными шарами. Кое-где на столах зелёное сукно было пропалено сигаретами, некоторые шары сколоты, но зато это был самый настоящий бильярд. А в конце зала стоял такой огромный стол, что на нём можно было играть в мини-футбол. Игроки, которые играли за этим столом, иногда во время игры вынуждены были для удобства одну ногу забрасывать на борт стола, при этом строго придерживаясь правил о "заземлении". Время от времени они также пользовались при ударе по шару специальной лопаткой. Кии были ровные, гладкие, блестящие и имели на конце кожаные наклейки. На стене висели полочки со специальными ячейками для шаров. Тут же лежали мел и баевая тряпочка для протирки кия. В отдельной комнате, утопив себя в старом кожаном кресле, сидел толстый маркёр, готовый решить любой спорный вопрос.
      В изумлении Ильяс просидел три часа, наблюдая за игрой. С тех пор он стал частым посетителем этого зала. Ильяс усаживался на стул возле бильярдного стола и мог часами наблюдать за игрой. Иногда он представлял себя на месте игрока и оценивал тот или иной удар, который производил играющий. В это время он забывал все установленные матерью сроки возвращения домой, чем вызывал её большое недовольство своим увлечением.
      Постепенно, на первый взгляд бессмысленное катание шаров по столу под ударами кия, приобрело для него строго осмысленный порядок. Ильяс стал замечать, что все играют по-разному. Каждый игрок имел свой почерк игры, свою манеру. Он уже мог по почерку игры составить характер игрока. Вспыльчивые и шумные, как правило, всегда играли, сильно ударяя по шарам, не заботясь о последующих ситуациях. Часто бывало так, что после удара у них шары вылетали через борт и с грохотом падали на пол. Возле таких игроков было даже опасно находиться. Они рассчитывали и надеялись только на свою кладку и на мощный удар. О таких игроках говорили с иронией: "Кто сильнее бьёт - тот лучше всех играет". Трусливые и слишком осторожные игроки рассчитывали на подставки и ошибки партнёра. Сами они играли с предельной осторожностью и сильно нервничали во время игры. Таких игроков презрительно называли "Мандратапупа".
      Но были игроки, которые перед каждым ударом внимательно осматривали и изучали расположение шаров на столе, предполагали, куда и какой шар станет после удара, следили за полосатым шаром. С помощью специальных ударов по шару - "боковиков" - они вращали шар, придавая ему нужное направление и выводили его для более удобного следующего удара. Это уже было мастерство.
      У каждого мальчугана в бильярдной был свой кумир, которому они старались во всём подражать. У Ильяса кумиром стал высокий парень, лет 25. Мальчишке нравилось в нём абсолютно всё. Звали его Артур. Он приходил в бильярдную не очень часто, во всяком случае, не сидел там целыми днями, как другие игроки. Одевался всегда элегантно. Во время игры, когда приходилось бить шар с неудобного положения, при этом одну ногу необходимо класть на стол, он непроизвольно демонстрировал свои великолепные носки и до блеска начищенную обувь. Артур всегда был в ослепительно белоснежной рубашке, манжеты которой были тщательно отглажены. Говорил тихим, уверенным голосом. Играл без признаков трусости, но никогда не кидался сломя голову за сомнительными шарами. Всякий раз, когда он играл, Ильяс, затаив дыхание, наблюдал за игрой, не пропуская ни одной мелочи. Огорчённо вздыхал при его неудачах и гордился его победами.
      Лишь только через месяц после первого посещения бильярдной, Ильяс, скопив на завтраках и кино деньги, смог попробовать себя в игре. Тогда ему казалось, что стоит только взять в руки кий и всю игру, которую он уже не раз мысленно прокручивал в голове, можно будет сделать легко. Однако кий упрямо скользил по шарам. Те, в свою очередь, шлёпались в борт стола далеко от намеченной лузы. А один раз во время удара у него соскользнул кий от шара и он чуть не порвал его кончиком сукно на столе. После очередного "кикса" по шару к нему подошёл Артур и вполголоса сказал:
     - Юноша, я должен отметить ваше усердие в игре. Но для первого раза запомните одно из правил игры: "мели кий до удара". Ильяс был вне себя от счастья. Ведь сам Мастер обратил на него внимание! Так он и познакомился с Артуром - одним из лучших и удачливых игроков в бильярдной.
     
      * * *
     
      Артур работал, вернее, служил в армии, в каком-то секретном подразделении. Даже выпив с друзьями, а это было нередко, то никогда не распространялся о своей службе. В форме его никто и никогда не видел. Но о том, что он был военнослужащим, по секрету кому-то рассказал маркёр дядя Паша. А какой может быть секрет в бильярдной? Знает один - знают даже шары. Вот и весь секрет.
      Однажды в бильярдной произошёл случай, который подтвердил таинственность Артура и чуть-чуть приподнял завесу тайны над ним. Как-то раз Артур играл с одним денежным партнёром. Ставки были немаленькие. Об этом также говорили выпуклые, совиные глаза маркера дяди Паши, который с кем-то уже поставил ставку, "замазал", как говорят игроки. Артур заканчивал с партнёром контровую партию, которая, как правило, идёт вдвойне. Вдруг в бильярдную, громко разговаривая и о чём-то споря, ввалились двое хорошо подвыпивших парней с лицами, не испорченными интеллектом. Наглыми глазами они начали обшаривать зал в поисках свободного стола, мешая игрокам, но все оказалось занято.
      У Артура была игра в последнем шаре. Это очень ответственный момент игры. Необходимо сконцентрировать всё внимание, чтобы не подставить шар в выгодную для партнёра позицию. В таких случаях иногда игра затягивается. Заметив, что у них на столе всего два шара, они остановились возле них, надеясь на скорое окончание партии. Своими ненужными советами, а иногда даже грубым вмешательством в игру отвлекали игроков и мешали им. Надеясь на свои накаченные мышцы, они вели себя нагло, как будто в зале кроме них никого не было. Да и кто мог им здесь противостоять? Пьянь явно искала повод для выхода своей накопившейся бычьей силы. Остановившись возле стола, за которым играл Артур, они решили, что этот стол для них самый подходяший из всех остальных:
     - Что вы не можете забить два шара? Тоже мне игроки! Колюня, бери кий у второго, мы сейчас быстро доиграем и начнём новую партию, - крикнул один "бычок" другому.
      Колюня попытался схватить рукой кий Артура. Но тот резким движением левой руки перехватил толстые пальцы Колюни и вывернул их так, что тот присел и завизжал поросячьим визгом. Слегка ослабив хватку, Артур тихо произнёс:
     - Молодой человек, вы со своим приятелем мешаете мне и моему партнёру работать. Должен вас предупредить, что в случае моего проигрыша я заставлю вас обоих рассчитаться с моим партнёром. Сумма немалая. Лучше всего будет, если оставшееся время пребывании в бильярдной вы посвятите экономии своих денег и тихо выйдёте вон.
      Артур отпустил руку и легонько оттолкнул его от стола. На шум из маркерной высунулся дядя Паша. Игроки за столами тоже прекратили игру и с любопытством наблюдали за стычкой, готовые вмешаться на стороне Артура в любое время. "Бычок" , разминая онемевшие пальцы, вылупился налитыми злостью глазами на Артура. Второй начал обходить бильярдный стол, подкрадываясь к Артуру сзади.
     - Эй, да я вижу, что у вас, кроме бычьих голов, ещё и волчьи повадки? - Молниеносным движением ноги Артур ткнул одного "бычка" в пах. Тот согнулся пополам и с криком полез под стол. От кулака второго "бычка" он ловко уклонился, затем перехватил его руку, резко завернул за спину. Двумя пальцами второй руки он зацепил его за ноздри. К поросячьему визгу прибавился волчий вой. Игроки с удивлением смотрели на двух "бычков", валяющихся на полу. Всё произошло в считанные секунды. Артур поправил галстук, одернул жилет и произнёс тихим голосом:
     - Несмотря на неудобства, которые я вам причинил, теперь вы должны дождаться окончания партии. На всякий случай пересчитайте деньги в ваших карманах. Повторяю! Если я проиграю, - вам придётся рассчитаться. Заранее предупреждаю - расписок, не заверенных нотариусом, я не беру. Ильяс посмотрел на Артура и был поражён его глазами. Они стали белыми и холодными, как лёд. Под этим ледяным взглядом "бычки" стали вдруг покорными, как ягнята. Дядя Паша завёл одного из них с рассеченной бровью в маркерную, чтобы наложить повязку на рану и остановить кровь. Спустя некоторое время тот вышел оттуда, прикладывая к брови бинт с ватой и что-то прошептал своему приятелю. Тот испуганно перевёл взгляд на Артура и ещё сильнее вжался в стул, на котором сидел. До слуха Азарта, сидевшего рядом, донеслось лишь "майор, спецназ". Так приоткрылся слегка занавес, укрывавший личность Артура. Хотя сам он всегда называл себя связистом.
      Как-то раз Артур пришёл в бильярдную со своей племянницей. Она водила по залу своими глазищами, затем уселась на стул, не проявляя никакого интереса к игре. Азарт её за это просто презирал. Облизывая мороженое, она болтала ногами, чуть ли не касаясь пола своей косой. Ильяса так и подмывало дернуть за неё. Мальчишки, играющие за столом, стараясь обратить её внимание на себя, проявляли чудеса кладки. А она только фыркала, как кошка, и делала вид, что её ничего, ну абсолютно ничего, здесь не интересует. Покончив с мороженым, она презрительно спросила Азарта: - Сколько тебе лет?
      - Четырнадцать. А тебе?
      -. Фу, какой ты невоспитанный. Разве можно у женщины спрашивать её возраст?
      - Тоже мне женщина. У себя в классе ты, наверное, первая подлиза.
      - Неправда! Я никогда не подлизываюсь.
      - Хочешь, пойдём покатаемся на качелях? - примирительно спросил Ильяс.
      - Ага! Вот ты первый и подлизываешься ко мне. Ну, хорошо! Не дуйся. Только я боюсь сильно раскатываться.
      "Погоди, - злорадно подумал Ильяс. - Вот там я тебе всё и припомню.
      - Меня зовут Юля. А тебя?
      - Ильяс.
      - Какое странное имя.
      - Это чеченское имя, но можешь меня называть Ильюша. Так называет меня моя мама. А когда мы ездим в гости в Чечню, там она зовёт меня - Ильяс.
      - А почему чеченское?
      - Мой папа был чеченец.
      - Почему был?
      - Он погиб в автокатастрофе, спасая женщину и ребёнка.
      - Извини, пожалуйста. А можно я буду тебя тоже называть Ильюша?
      - А меня так все и называют. Артур, это твой брат?
      - Нет, что ты. Это мой дядя. Я приехала к нему в гости. Мы с мамой живём в Одессе. Недалеко от моря. Всего две остановки трамваем.
      - А в каком ты классе?
      - В шестом.
      - А я в седьмом. И ты ещё со мной разговариваешь поучительным тоном?
      - Девочки всегда старше. Мы знаем больше вас. У мальчишек в голове только всё круглое.
      - Почему всё круглое? - недоуменно спросил Ильяс
      -Ну, мячи, шары, колёса. - Юля поднялась со стула. - Я спрошу у Артура разрешения.
      Она подошла к Артуру. Что-то ему сказала, показывая пальцем на Ильяса. Артур улыбнулся ему и поощрительно кивнул головой. Под завистливыми взглядами мальчишек, потерявших всякий интерес к игре, они направились к выходу.
      Ильяс почему-то сразу заметил, что его брюки давно не глажены, рубашка не модная, а босоножки на ногах вот-вот развалятся. Всё это он почувствовал как-то внезапно. До этого одежда его полностью устраивала. Но одежда ещё полбеды. Главная беда в том, что Юлька была немного выше его ростом. Красный от смущения, Ильяс плёлся за ней через весь зал. Опустив глаза, он шел, глядя на её длинную косу с бантом, как на единственный ориентир. Как только они вышли из зала, Юлька схватила его за рук,у и они побежали. Взяв билеты в кассе, они взобрались на качели и начали раскачиваться. Её длинная коса, как маятник, покачивалась в такт качелям. Ильяс кидал косые взгляды на Юлю, и ему почему-то перехотелось сильно раскатывать качели и пугать её. После качелей они ещё часа два гуляли по парку, сплетничая об учителях и одноклассниках. Вспоминали всякие смешные истории из школьной жизни и весело смеялись. В бильярдную они вернулись уже хорошими друзьями.
      На следующий день они опять встретились. Юля вечером должна была уезжать в Одессу. Первый раз в жизни Ильяс провожал девушку на поезд. Они стояли возле вагона. Почему-то не хотелось ничего говорить. В голове вертелась дурацкая песня, услышанная им когда-то на пляже: "Кондуктор не спешит, кондуктор понимает, что с девушкою я прощаюсь навсегда". Они обменялись телефонами и адресами, пообещав звонить друг другу и писать письма. Загорелся зелёный свет светофора, и проводник стал приглашать пассажиров в вагон. Вдруг глаза Юли заполнились слезами. Она неумело уткнулась Ильясу в шею и поцеловала его в щеку.
      Когда-то Ильяс ремонтировал выключатель, и его ударило током. Сейчас детский поцелуй Юли прошиб его насквозь, как тысячу токов. Первый раз в своей юношеской жизни он обнял девочку, ещё не зная того, что это пришла к нему его первая любовь. Любовь, которую они сохранят на многие годы.
      Поезд тихо отошёл от перрона, унося от него его первую любовь на долгие четыре года. Знал бы это Ильяс, то порвал бы Юлин билет, добился бы отмены рейса, разобрал бы, в конце концов, рельсы и шпалы. Но своей судьбы не суждено знать никому. Да и неинтересная была бы дальнейшая жизнь.
     
      * * *
     
      Прошло четыре года. Ильяс из мальчика превратился в высокого, стройного юношу. Небольшие чёрные усики давали возможность прибавить к своему возрасту два-три года, в зависимости от обстоятельств. Ежедневное, многочасовое пребывание за бильярдным столом, наблюдение за игрой своего кумира дало свои результаты. Вдобавок, как-то в руки ему попался журнал "Наука и жизнь", в котором было подробное описание и схематическое изображение азов игры на бильярде. Это было что-то похоже на учебник. Всю эту теорию Азарт выучил и освоил в совершенстве на практике.
      Теперь, играя со своими сверстниками, он сам диктовал игру. Иногда у него даже запрашивали фору. Он уже не посещал бильярдные с сомнительной публикой, а обосновался в бильярдной более высокого класса, куда не каждый с улицы мог попасть. В игре он старался быть похожим на своего кумира Артура. Но юношеский пыл в игре проявлялся постоянно. Часто, имея в запасе несколько шаров, если игра была в "Американку", или пару десятков очков в игре "Пирамида", он начинал куражиться. Иногда такой кураж приводил к проигранной партии. Но если в этот день у него прорезалась хорошая кладка, он проявлял в игре чудеса. Артур, который уже давно обратил внимание на талант мальчика, на правах старшего товарища указывал ему на его нестабильную игру. Но потом он понял, что это могло изменить лишь время и приобретённый опыт, которые у Ильяса были впереди. А пока что он, играя, распылялся и упивался своими победами. Так пришло и приклеилось к нему прозвище - Азарт. И уже мало кто называл его по имени, немного чужому для здешних мест, Ильяс.
      Появился также в игре интерес, а вместе с ним в кармане деньги. Ему уже больше не нужно было экономить деньги от завтраков, чтобы играть в бильярд. Мало того, часто, возвращаясь домой, он заходил в гастроном и покупал к чаю мамино любимое печенье. Такая его финансовая самостоятельность, порождала у матери много вопросов. Однажды она тайком побывала в бильярдной. В это время Ильяс играл с каким то высоким , на вид интеллигентным молодым человеком. Она даже подсмотрела, как этот молодой человек расплачивался деньгами с Ильясом после игры. Ей это было очень неприятно видеть и она хотела подойти к ним. Но молодой человек неожиданно пожал Ильясу по-взрослому руку, улыбнулся и как ни в чём не бывало вышел из бильярдной. Мать пошла следом за ним и, отойдя метров на сто от бильярдной, в душе осуждая себя за свой поступок, обратилась к молодому человеку: - Извините, пожалуйста.
      - Да, я Вас слушаю.
      - Я - мама того мальчика, с которым Вы только что играли на бильярде.
      Молодой человек приятно улыбнулся и представился:
      - Артур. Мне очень приятно познакомиться с мамой моего юного друга.
      - Как же это так? Он Ваш друг и Вы даёте ему деньги?
      Артур посмотрел ей в глаза, затем взял её под руку и отвёл в сторону:
      - Я думаю мне не придётся Вам объяснять, что в наше тяжёлое время никто лишь бы так деньги не отдаёт.
      - В таком случае, как Вы можете объяснить свой поступок?
      - Он заработал эти деньги тяжёлым трудом.
      - Разве это труд, играть в бильярд?
      - Да, это труд, - уверенно сказал Артур, - но кроме труда это ещё и талант.
      - Вы хотите сказать, что у Ильяса есть талант в ...этой игре?
      - Вот именно.
      Они ещё долго говорили о Ильясе. Как бы там ни было, но матери приятно было слушать хорошие отзывы о своём сыне, а Артур с удовольствием нахваливал своего любимца. Расстались они хорошими друзьями. С тех пор мать немного успокоилась, но волнение за сына её до конца не оставило. Чутьё ей подсказывало, что там , где замешаны деньги - обязательно жди беду.
     
      * * *
     
     
      Осенью Азарта призвали в Армию, вернее во Флот на Север. В учебном экипаже, куда он попал на первых порах, Азарт завоевал определённое уважение среднего офицерского состава. Произошло это так. В расположении их части было одно единственное место развлечения на сотни километров - клуб офицеров. Матросов туда пускали исключительно по большим праздникам, да и то не дальше кинозала или библиотеки. Развлечения в клубе были стандартные: шахматы, шашки, домино, настольный теннис и... "кайзер". Кто такой "кайзер", Азарт не знал, да и не пытался узнать. Его это просто не интересовало. В этот период он старательно увлёкся восточным единоборством, освоение которого было положено по программе войск морского десанта. Как-то раз он получил наряд на уборку помещений клуба. После удаления пыли и натирания паркета осталось последнее помещение, запертое на замок. Дежурный матрос открыл ключом дверь, и Ильяс обомлел. Посреди комнаты стоял шикарный, украшенный резьбой красного дерева бильярдный стол. Это было великолепное трофейное чудо. "Так вот кто такой кайзер!" - подумал Азарт. Но это же не "кайзер", это "император"! Азарт любовно погладил зелёное сукно стола.
      Когда-то в помещении клуба была зимняя дача командующего флотом. Любил он северную экзотику, русскую баньку. А кто же откажется после хорошей баньки и расслабляющей рюмочки раскатать "Пирамидку" или "Американочку"? Стол сюда привезли в разобранном виде со склада трофеев. После того, как командующего и след простыл, стол перешёл в наследство к офицерам. Наличие стола тщательно скрывали от "верхушек". На такой лакомый кусочек нашлось бы много желающих адмиралов обладающими всевозможными рангами и привилегиями.
      Матросик заметил оторопевшее состояние Азарта и спросил:
      - Ну, ты чё, зема, вылупился? - и покровительским тоном добавил, - за этим столом не едят. Это бильярд! Ну да чё тебе, блин, объяснять, всё равно не поймёшь. Вон там, в углу стоит пылесос. Пользоваться им умеешь или показать? Бери и работай. Сегодня здесь будет серьёзная игра между двумя давними партнёрами.
      - А ты, сапог, хоть когда-нибудь играл в бильярд? - поинтересовался Азарт.
      - Я? Эх ты, дерёвня! Да я, блин, даже с самим мичманом катал. А мичман у нас чемпион! - и огорчённо добавил: - Жаль, что ты не играешь. А то бы скатали пару партий.
      От случайно появившейся возможности сыграть в бильярд, да ещё на таком столе, у Азарта даже перехватило дыхание. Поучительный тон салаги, да ещё вдобавок в присутствии "императора", Азарт простить не мог. И он решил наказать ничего не ведающего матросика. Пусть не наказать, но немного проучить. Причина для этого была, а повод он сам предоставил.
      - Слушай, сапог! Покажи мне, как играть, и мы с тобой сыграем. Если выиграю - ты убираешь помещение. Если выигрываешь ты - получаешь вот эту штучку.
      Азарт вытащил из кармана четырёхстержневую шариковую ручку. На каждой из четырёх сторон ручки были яркие, экзотические картинки женщин четырёх рас: белая, негритянка, китаянка и индианка. Азарт наклонил ручку вниз и одежда начала сползать с красавиц, обнажая их догола. Такие демонстрации Азарт уже проделывал в экипаже. Это вызывало восторг и вполне нормальный интерес матросов учебного отряда, надолго лишённых женского присутствия и внимания. За этой ручкой уже давно и упрямо охотился замполит. Но для Азарта спрятать ручку от его целеустремлённого желания было детской забавой. Уж очень разные школы жизни прошли они с замполитом.
      Увидев такое чудо, бедный матросик оторопел. В голове у него замелькали сладкие мысли. А что мог видеть этот бедняга, призванный в армию из глубинки России? Разве что чёрно-белую фотографию одноклассницы Нюры, стибренную им по случаю. А уж представить её без юбок и платков - совсем немыслимо. Бедняга аж вспотел!
      - Играем, - произнёс матросик сдавленным голосом, не отрывая взгляда от заморского чуда.
      Мысленно он уже владел ручкой. Даже представил себе, как он в отпуске у себя в деревне будет показывать такое чудо. От этого зрелища там не у одного дыхание сопрёт. Тут уж будет прямой повод небрежно сказать: "Когда мы заходили в Сингапур...". Толчком в грудь Азарт вернул его на землю от сладких мыслей.
      - Эй, сапог, ты что, улетел? Давай, учи!
      Матросик добросовестно начал показывать, как надо пользоваться кием, как бить по шарам, рассказывал о правилах игры. - Всё, достаточно. Я понял, - сдерживая волнение, сказал Азарт, - играем!
      Первую партию Азарт "кое-как, с трудом" выиграл и тут же предложил сыграть на натирку полов. Чувствуя, что желаемая игрушка от него немного удалилась, матросик поспешно согласился и начал расставлять шары.
      - Слушай, сапог. Так не годится. Ты сначала почисть стол, потом продолжим игру, - сказал Азарт, следуя своей традиции. - Рассчитайся, и играем дальше.
      Матросик и в мыслях не держал, что ему придётся заниматься приборкой, и запротестовал:
      - Да ты чё, зема? Сначала играем, блин, потом рассчитываемся!
      Азарт игриво перевернул красавиц с ног на голову и, спрятав опять ручку в карман, равнодушно бросил:
      - Как хочешь. Но на других условиях я не играю. Иди на свой пост, бди. А я займусь делом. Я случайно выиграл, а ты уже замандражировал.
      Такой категоричности бесхитростный, неискушённый матросик не ожидал и торопливо согласился:
      - Хорошо, хорошо, зема. Сейчас я быстренько почищу, а ты иди на пост, посмотри там, чтобы не было никого из посторонних.
      - Быстро только воруют,- поучительно сказал Азарт, - чисть на совесть. Это - "император"! Конечно, не следовало бы твоим корявым рукам доверять это дело, да ладно уж... - отыгрываясь издевался Азарт.
      Матросик включил пылесос и начал чистить стол. Азарт, развалившись на стуле, наблюдал за ним и начальственно подсказывал, где ещё почистить. За шумом пылесоса они не услышали, как открылась входная дверь клуба. Мирное их содружество нарушил удивлённый возглас с палубной интонацией:
      - Это как же понимать? Что здесь происходит? Почему сквозит на посту?
      Они оба вскочили и вытянулись по стойке "смирно". Бравый мичман с закругленными кверху усами изумлённо таращил на них глаза.
      - Матрос Зангиев! Занимаюсь приборкой помещений, - быстро отрапортовал Азарт.
      - А ты?
      - Дежурный по клубу матрос Ложкин! Проводил проверку матроса Зангиева!
      Мичманюга смотрел на них и ковырялся в своих мозгах в поисках наказания.
      - А почему ты прибираешь, а он контролирует? - коварно поинтересовался мичман.
      - Так... ручка, - сконфужено пробормотал матросик.
      - Какая ручка? Что ты, салага, мелешь?
      - Разрешите, товарищ мичман? - вмешался Азарт, сделав шаг вперёд.
      Азарт вытащил ручку из кармана и продемонстрировал её мичману. В отличие от матросика тот имел нагрудный знак "За дальний поход" и кое-что из диковинок повидал на экзотических зарубежных базарах. С формулировкой в приказе "для передачи опыта и обучении молодых матросов, временно...", а на самом деле за перерасход спирта в море он был откомандирован в учебный экипаж. С ностальгической тоской о своём единственном дальнем заграничном походе он полюбовался ручкой.
      - Да, - с грустью сказал он, - было время! Теперь я себе такую уже не куплю. Что хочешь за неё? - напрямую выпалил мичманюга.
     
      Мичман был женат. Но имел твёрдое убеждение, что у настоящего моряка на одной жене свет клином не сошёлся. Данное вынужденное обстоятельство - служба в забытом Богом гарнизоне - рассматривал, как временно сложившуюся ситуацию и не терял надежды на перевод по службе к южным морям.
      - Товарищ мичман! А Вы с ним сыграйте. Я у него эту штуку чуть не выиграл, да Ваш приход помешал, - прервал его мысли матросик.
      Мичман представил себе, как он будет куражиться перед друзьями этой диковинкой и, нарушая устав, предложил:
      - А что? Давай? На неё, - кивнул мичманюга на ручку.
      Где кончается устав, там начинается фамильярность, а этого у Азарта в запасе было в излишке.
      - А на что будете Вы играть? - нахально осведомился он.
      От такого встречного вопроса бравый мичман, он же заведующий клубом, сконфузился. Действительно, на что? Потом хлопнул себя по лбу:
      - Ты вот что! Сегодня первый раз в клубе в наряде?
      - Да, первый раз. И вот увидел такое чудо, - кивнул он на стол.
      - Человек утончённого чувства не может смотреть на него равнодушно. А ты, я вижу, именно тот человек.
      Ильяс как бы сконфужено развёл руками, не смея возразить ничего мичману.
      - Играю на пять нарядов в клубе, не считая выходных, - выпалил мичман.
     
      В гарнизоне среди матросни считалось большой "шарой" получить наряд в клуб. Это - тепло, тишина, телевизор. А что может сравниться с библиотекой, в которой работает за стойкой библиотекарь Валюша - самая красивая женщина на многие сотни километров? Сидя за барьером в платье с глубоким вырезом на груди, она с пониманием разрешала мучиться матросским душам, давая разгул ихней молодой фантазии. И вот теперь такая "шара" сама плыла в руки Азарта. Да, он себе даже представить не мог - пять нарядов! Ожидал 2-3, а тут - целый отпуск. Вдобавок, стол-император. На который просто приятно любоваться, не говоря уже об игре.
      Мичман прослужил на флоте уже лет 10-12. Это вполне достаточный срок, чтобы овладеть бильярдом, как он его понимал. А понимал он его так: чем сильней влупишь по шару, тем легче ему будет войти в лузу. Короче, действие иногда превышает противодействие. И если действие чуть-чуть увеличить, то оно легко преодолеет противодействие. Вот и весь принцип! Легко и просто. Надо отдать ему должное, что служба на флоте у него не прошла зря. И хотя он понятия не имел о "винтах", "боковиках", "накатах" и прочих бильярдных мудростях, удар у него был довольно сносный и играл он неплохо. Это давало ему право принадлежать к определённому кругу игроков гарнизона. В средних офицерских кругах считалось очень престижным, если ты преодолел первые две ступени, дающие право принадлежать к элитному званию "господа офицеры". Первая ступень - это бильярд. Вторая - преферанс. Мичман считал, что первую он уже одолел, а вторая "чертяка, уж больно мудрёная - не дается! Ну, да и одной достаточно".
      Тут уже не сдерживая себя, Азарт накрыл ничего не подозревающего мичманюгу тремя партиями в течении получаса.
      - Жаль, что у тебя нет звёздочек на погонах. Можно было бы сказать, что первую ступень ты преодолел, - сконфужено пробормотал мичман.
      Азарт ничего не понял о ступени и о звёздочках. На радостях о предстоящих нарядах он протянул мичману заветную игрушку, как подарок. Всё равно хранить её у себя было уже опасно. Замполит обложил его вплотную. "Если уж попадать, то в крепкие мозолистые ручища мичманюги, а не в изнеженную куриную лапку замполита", - решил Азарт. Да и плата за такое удовольствие была копеечная. Мичман благодарно пожал ему руку.
      - Спасибо! В свою очередь я постараюсь для тебя что-нибудь сделать. Запомни! Хороший мичман на флоте сильнее адмирала. А я мичман хороший!
      Они простились, почувствовав друг к другу симпатию. Свой свояка видит издалека - воистину так. Матросик, наблюдавший со стороны ошеломляющий дебют Азарта, не сводил с него восторженных глаз. Его игра и непринуждённые отношения с мичманом сразили его наповал так, что он даже забыл о потерянной навсегда ручке. Проходя мимо него, Ильяс дружески похлопал его по плечу и поучительно сказал:
      - Пока, шнурок! За твой развязный тон, который ты допустил в разговоре со мной, я тебя уже наказал. Но, чтобы сгладить наши отношения, могу тебе предложить свой автограф. Со временем он будет дорого стоить.
      - Ну ты, зема, блин, даёшь - восхищённо пробормотал тот.
     
     
      * * *
     
      Аппетитный запах готового омлета наполнил кухню. Ильяс переложил омлет со сковородки в тарелку и принялся не спеша завтракать. Мысли вернули его снова назад, на Север.
      Как-то через неделю после игры с бравым мичманюгой Ильяс делал свою очередную приборку. Вытер пыль, пропылесосил стол, подготовил кии, мел и от нечего делать лениво гонял два шара по столу. Он давно уже задумал хитроумную ловушку для партнёров. Заключалась она в следующем. При серьёзной игре, если Азарту будет недоставать пяти очков (или один крест), он должен поставить "тигра" в лузу так, чтобы партнер не смог вывести его на игру и попасть по шару. Для этого "тигр" должен стоять в лузе прочно - "свесив ноги" - и иметь только одно направление для удара. Это было очень сложно выполнить, и Азарт терпеливо тренировался. Три-четыре раза из десяти ударов уже получалось. Но для исполнения необходимо было, как минимум, восемь-девять из десяти раз. Короче - нужен был "верняк". В бильярдную забежал матросик и прошептал:
      - Мичман идет. С ним капитан первого ранга.
      Азарт окинул взглядом бильярдную и, вытянувшись по стойке "смирно", доложил по-уставному:
      - Товарищ капитан первого ранга! Товарищ мичман! "Кайзер" к игре готов!
      - Отлично! Мы за этим и пришли, - капраз внимательно посмотрел на Азарта:
      - Откуда призывались?
      - Киевский райвоенкомат, товарищ капитан первого ранга!
      - Где-то я Вас видел, - задумчиво произнёс капраз.
      - Не могу знать, товарищ капитан первого ранга.
      Капраз ещё раз окинул взглядом Азарта, и они с мичманом принялись за игру. Судя по их разговору между собой и репликам во время игры, у них были дружеские, неуставные отношения. Каждый выложил из кармана пачку сигарет на маленький столик, находившийся под стенкой. Мичманюга "по забывчивости" налегал на капитанские "Marllboro", забывая курить свой "Дымок". Верное решение: кури сигареты партнёра - свои всегда успеешь, тем более если это "Дымок". Азарт cварил кофе, вынул из серванта маленькие чашечки. Затем расставил их на подносе и занес в бильярдную.
      Капраз удивлённо приподнял брови:
      - Это что ещё? Такого сервиса я здесь что-то не припоминаю.
      - Уникальный стол обязывает, товарищ капитан первого ранга, - учтиво без какой-либо тени подхалимства ответил Азарт.
      - А Вы откуда знаете, что он уникальный?
      - Пётр Сергеевич, - вмешался мичман, - Зангиев великолепный игрок. Сам проверял. Он вдул мне три такие партии, что я до сих пор не могу отойти.
     - Постой, постой! - задумчиво произнёс капраз. - Я не мог Вас видеть в Киеве, в бильярдной клуба офицеров?
     - Вполне возможно. Изредка я там играл, - осторожно произнёс Азарт.
     - Ага! Так это Вы обыграли моих двух приятелей год назад?
     - Так точно, - вспомнил Азарт, - только начало было другим, товарищ капитан первого ранга, - они меня хотели обыграть и сами предложили ставку. Просто я оказался сильнее их.
     - Ну и поделом им, - сказал капраз,- я наблюдал за вашей игрой. Всё было честно, без всяких подстав и леваков. В нашем гарнизоне они вели себя тоже очень вызывающе.
      Затем он обвёл взглядом бильярдную:
     - То-то я вижу, что кии блестят и на них новые наклейки, мел на месте, протёртые шары. В Киеве я после этого случая часто наблюдал за Вашей игрой. Должен сказать, что Вы действительно играете умно и красиво.
     - Петр Сергеевич, у меня есть хорошее предложение, - вмешался мичман. - Нам командующий завещал беречь стол. Учитывая ситуацию, не сможете ли вы рекомендовать матроса Зангиева на должность маркёра? - осторожно поинтересовался мичман.
     - Ну, прямо-таки должность, - отмахнулся капраз. - За должность надо платить. А у матросов имеется своя зарплата. Вот закрепить его ответственным за бильярдное помещение, - это можно подумать.
     Если бы Ильяс был в это время под открытым небом и поднял бы глаза кверху, то смог бы увидеть, как доброжелательно и весело подмигнула ему его счастливая звезда.
     
      * * *
     
      Приятные воспоминания о службе, игра на "кайзере", немного смягчили его настроение. Он с улыбкой вспомнил своего "первого учителя" матросика, которого он тогда так проучил. Где он теперь? После той партии с ним и с бравым мичманом он всем рассказывал об Азарте чуть ли не легенды. Слух о нём, как о классном бильярдисте, разошёлся по всему округу. Все офицеры, увлечённые бильярдом, уже знали его в лицо и с удовольствием приглашали его на игру. Игры были не на интерес, а любительские и Азарт насыщался игрой на "кайзере".
      Почти два года прошли безоблачно. Но счастье не может длиться слишком долго .На третий год службы через дверь бильярдной просунулась лисья мордочка замполита. Его посещение не предвещало ничего хорошего. Так оно и вышло. Последний год Азарт прослужил в грохочущем дизелями машинном отделении ракетоносца, подтверждая каторжным трудом свою морскую специальность - моториста 2-го класса. Но всё, даже плохое когда-нибудь имеет свой конец. После демобилизации он вернулся назад, в свой родной город.
      Азарт закончил завтрак и сложил посуду в мойку - до лучших времен. В ней ещё нашлось местечко для одной тарелки и чашки. Подумав немного, он решил всё-таки помыть посуду. Затворничество кончилось, и могли появиться неожиданные гости. Женщины, которые его иногда посещали, всякий раз норовили проявить инициативу: как-то убрать где-нибудь, помыть что-нибудь. Даже пробовали замахнуться на стирку белья. Но Азарт мужественно оберегал свою независимость, а потому все домашние операции делал сам. Правда, раз в месяц к нему приходила его многодетная соседка и за определённую плату наводила блеск по углам, куда не доходили его руки.
      Остерегаясь забрызгаться, Ильяс одел на себя передник и принялся мыть посуду. Эта работа не требовала никакого мысленного напряжения. Но мозг-то всё равно не спит. И поневоле мысли из закоулков головы рисуют прошлые события. Некоторые даже и вспоминать не хочется. А как ты их забудешь? Как выбросить из памяти прошлое?
      После службы на флоте друзья помогли ему с устройством на непыльную работу в один из многочисленных НИИ. В этом же году его "определили", не без помощи родственников, в институт на заочное отделение. НИИ радушно предложил ему должность и.о.инженера. На этом его гостеприимность закончилась, так как на зарплату рядового инженера можно было прожить максимум две недели. Благодаря тому, что Азарт теперь проигрывал редко, да и то, если это нужно было из тактических соображений, он мог позволить себе не особенно заострять внимание на своём материальном положении. Но бывало часто и такое, что утром он обшаривал свои карманы в поисках затерявшейся денежки. Потом огорчённо разводил руками - как пришли, так и ушли.
      Первое время Ильясу нравилось приходить на работу. НИИ был переполнен смазливыми, модно одетыми порхающими бабочками. Никто толком не знал, какое у них здесь было предназначение. Да, собственно, никто над этим и не задумывался. Есть, ну и есть! Работа его абсолютно не интересовала, тем более это был не его профиль. Ему было совсем непонятно, почему он должен высиживать весь рабочий день в лаборатории при полном отсутствии какого-либо дела. С гораздо большим удовольствием он проявлял интерес к многочисленному штату "порхающих бабочек". Со временем, перешагнув через нескольких, которые неосторожно, а может быть специально залетели к нему на огонёк в его уютную норку, он потерял всякий интерес к ним и попутно к своей работе, так и не поняв толком, в чем она заключалась. Вдобавок начались попытки посягательства на его свободное время, - привлечение к общественной деятельности.
     Как то раз он шёл по длинному институтскому коридору, задумавшись о своих тяготах и рутинных рабочих днях в осточертевшем ему институте. Вдруг он услышал:
      - Hallo! Wie geht's?
     - Danke, wie immer, gut, - автоматически ответил Азарт. - Und Ihnen?
     - Danke, auch gut. Sie sprechen sehr gut Deutsch, -извините, но дальше я уже буду говорить по-русски. Мой словарный запас очень скромный. А откуда Вы знаете немецкий? Причём, говорите Вы, почти, без акцента.
     Азарт с удивлением посмотрел на своего неожиданного собеседника. Напротив него стоял коренастый, крепкого сложения мужчина отставной внешности.
     - А откуда Вы знаете, что я его знаю? - не удержался он от своего обычного нахальства, отвечать на вопрос вопросом.
     - Я исполняю обязанности зам директора по кадрам и внимательно ознакомился с Вашей анкетой. Вдобавок, я ещё и секретарь партийной организации института, - дружески протянув ему руку, ответил тот.
     - Очень приятно, но когда я поступал на работу, там был совсем другой человек.
     - Всё верно. Я был в отпуске, и он меня замещал. Вы не ответили на мой вопрос - и сглаживая официальность, поспешно добавил, - дело в том, что в анкетах многие пишут, что они владеют иностранным языком, а на самом деле ничего похожего нет. А вот, что касается Вас, то я убедился в том, что Вы действительно неплохо знаете немецкий язык.
     Азарт улыбнулся неожиданному собеседнику:
     - Моя бабушка была на фронте военным переводчиком. После войны она преподавала немецкий язык в школе и, естественно, занималась со мной языком. Когда появился результат, мы часто посещали кинотеатр "Дружба", где постоянно демонстрировали фильмы в помощь изучающим иностранные языки. Вот и весь секрет.
     - А я служил в Германии в Западной Группе Войск.
     Затем с откровенностью старого вояки-полковника он предложил ему подумать о вступлении в партию. Азарт представил себе, как с него, чего доброго, потребуют в партийный общак деньги в виде взносов с его бильярдных выигрышей и захихикал.
     - Почему вы смеётесь? Это ответственный шаг в жизни. И если Вам это предлагают, то отнеситесь к этому со всей серьёзностью.
     - Тырщ полковник! Однажды в юности я уже хотел поступить в комсомол. Но они, почему-то не захотели меня принять и только посмеялись надо мной.
     - Ну, наверное, Вы тогда были недостойны этого.
     - Тут я с Вами полностью согласен. Я тогда был совсем зелёный игрок. Сейчас другое дело. Вы что, действительно считаете, что партия нуждается в хороших бильярдных игроках?
      Отставник оторопело слушал Азарта, не веря своим ушам. Его круглое румяное и холеное личико начало покрываться красными пятнами. Наверное, у него на антипартийные речи была аллергия. Потом, видимо, вспомнил о необходимости своей партийной толерантности и безнадёжно произнёс:
     - Вы всё-таки подумайте над моим предложением. Для начала Вы могли бы поработать у себя в отделе в качестве политинформатора.
     Азарт удивлённо посмотрел на него:
     - Простите, но о политике я имею представление, как Остап Бендер об интернете.
     После этого разговора при случайных встречах он здоровался с Азартом сквозь зубы, правда, от него уже больше не поступало никаких предложений и его оставили в покое.
     Однажды Азарт стоял в конце коридора у открытого окна с сигаретой и страшно завидовал свободному полёту птиц. К нему подошёл сотрудник другого отдела. Разминая сигарету в пальцах, как бы невзначай бросил:
     - Вам нравится ваша работа?
     Они были почти незнакомы, и его неожиданный вопрос не оставил у Азарта времени для дипломатичного ответа:
     - Абсолютно не нравится. Я не вижу себя, как будущего научного работника, и мне тесно сидеть в стенах лаборатории.
     - Значит, я был прав в своих предположениях относительно Вас, - удовлетворенно заметил сотрудник,- Авдеев Иван Николаевич, - представился он.
     - Зангиев Ильяс - шаркнул ножкой Азарт, ожидая от собеседника очередного общественного предложения.
     - То, что вы не женаты и в ближайшем будущем этого не собираетесь делать, я знаю.
     - Откуда?
     - Эту печальную песенку поют все наши незамужние девочки в каждом углу.
     - По-моему, они уже поют эту песню с некоторым добавлением - убеждённый холостяк, - подыграл Азарт.
     - Ну, это как сказать. Просто вы ещё не встретили ту, без которой вы уже не человек. Сегодня так, а завтра уже по другому.
     - Встретил, но, к сожалению, потерял, - вспомнив с грустью Юлю, ответил Азарт.
     - Не переживайте. Ещё встретитесь.
     - Надеюсь. Если Вы уже исчерпали все вопросы в отношении любви, то мне пора идти дремать в лабораторию.
     - Не надо злиться. На сердитых воду возят. Вы не возражаете зайти со мной в мой кабинетик? Выпьем по чашечке кофе и прибавим ещё по одной сигаретке? - дружелюбно предложил сотрудник.
     При наличии кучи свободного времени трудно было отказаться от такого заманчивого предложения, тем более при таком глубокомысленном намёке.
     - Это можно, - поменяв тон, ответил Азарт.
     Помещение, куда завёл его Иван Николаевич, было заставлено большим кульманом и несколькими письменными столами.
     - А где Ваши сотрудники?
     - Они все работают. На выезде.
     Азарт заинтересованно посмотрел на него. На столе появились маленькие чашечки и блестящая никелированная кофеварка.
     - Когда-то я был в Италии. Там и приобрёл эту штуковину для заварки кофе особенным методом. Сейчас попробуете вкус настоящего кофе. Правда, она очень дорого стоила. Мои коллеги надо мной шутили, утверждая, что на эту сумму я мог бы купить джинсовый костюм. Но это дело вкуса.
     Через пять минут агрегат зашипел и выдал две маленькие чашечки густого чёрного напитка покрытого сверху пенкой.
     - Пейте, пока горячий.
     - Спасибо.
     - Итак, к делу. У меня в запасе очень мало времени. Вы не будете возражать если я предложу Вам попробовать себя в одном деле?
     Иван Николаевич изложил суть его деятельности. Последние колебания у Азарта исчезли после того, как тот сказал:
     - Работа связана с постоянными командировками. Не далеко, - города Украины.
     - И Одесса тоже? - выдохнул Азарт.
     Иван Николаевич внимательно посмотрел на Азарта:
     - Одесса - чаще всего. Там находится наш экспериме
 




© 2007-2016. ООО «Пирамида 26». Бильярдная фабрика «Пирамида 26». Бильярдный стол с доставкой по России. Купить бильярдный стол.


Инстраграм Бильярдной Фабрики Пирамида 26 Интернет-магазин бильярдной фабрики Пирамида 26 в Яндекс.Директ Бильярдная фабрика Пирамида 26 на Яндекс.Карты Rambler's Top100